На главную
 
Владимир Кабаков
 
'Буквализм и аллегория'

(Декабрьские тезисы для дискуссионного клуба)

Эпиграф: 'Метафора или: неверие'.

Читая Библию, и поражаясь пророческому духу этой Книги, я вспоминаю слова Михаила Михайловича Пришвина: 'Библия - это записная книжка человечества': Это сравнение замечательно ещё тем, что, как и в записных книжках, мы часто зашифровываем имена, события, время. Так и Библия полна красивых, глубоких метафор и многозначных аллегорий. Более того, уже Иисус Христос говорит часто притчами, давая возможность читателю или слушателю толковать притчи каждому на том уровне, которого человек или человеческий коллектив достиг в своём развитии:
Святое Писание, как я думаю - это мысли и чувства, обобщение устных историй о Земле, Небе, Боге и Человеке, которые когда-то были собраны и записаны пророками, - людьми, обладавшими чудесными способностями видеть не только будущее, но и восстанавливать прошлое по кусочкам изустной истории народа еврейского, который был народом богоизбранным и потому отражал в себе историю человечества вообще. И в этом 'Сборнике' заложена такая глубина, такое понимание прошлого и будущего, которое от языков прошедшего, 'мёртвых', как мы говорим, перешло в языки живые и перейдёт в языки будущего. Но, чтобы язык Библии не умер, оставался фактом современности, нужно, не довольствуясь пониманием, толкованием отцов церкви, святых пустынников, богословов, ежечасно обновлять впечатление, переживание, пропуская через себя всё, о чём мы узнаём в этой Великой Книге. Нам, конечно, легче и привычнее слушать и читать ссылки на толкование библии от авторитетов, чем самим задумываться и пытаться формулировать, переживать и мучаться, над тем, что написано на все времена, а значит и для нашего времени, для нашей жизненной ситуации:
Сегодня трудно поверить в события, описанные в книге Бытия. Но, когда мы воспринимаем Библейскую историю как сложную и многозначную аллегорию, мы понимаем, что история Космоса и Земли, Человека и Бога - это метафора и обобщение, сохранившее подлинную историю в сжатом, творчески обработанном виде:
В конце концов, наш язык развивается и вовсе не похож на праязык, но содержание наших чувств и наших ощущений в нём, мало переменилось. Переменилась только форма написания и произношения, а суть, функция языка, как орудия общения осталась прежней. Точно так же форма изложения, уровень знаний переменился, но суть Библии сохранилась и она по-прежнему является помощником и руководителем в нашей жизни, сознаём мы это, то-есть веруем мы, или нет. Именно поэтому Западная цивилизация - это христианская цивилизация и Иисус Христос явился в мир, чтобы спасти человечество, а Христова церковь, объединилась вокруг Книги, которая и стала 'записной книжкой человечества', на все века и тысячелетия, до скончания мира: И язык этой Книги состоит из притч, аллегорий и метафор - почему Она и остаётся жить в вечности:
Буквализм противостоял аллегоричности в толковании Библии с давних пор. Антиохийская школа ещё в начальные века развития и распространения христианства, строго стояла на буквальном понимании многих мест Писания, несмотря на очевидную несовместимость человеческой практики, знания, и фактов, сообщаемых в Ветхом и Новом Заветах. Основной аргумент - Эти книги даны нам от Бога и потому ничего нельзя исправлять или толковать по-своему, по-человечески:
Мир создан в семь дней, Ева, искушаемая Дьяволом, попробовала запретный плод и принудила попробовать Адама: (Выясняли даже, на что были похожи плоды с этого дерева). Произошло грехопадение, то есть 'совокупление' и потому, отягчённые злом, Адам и Ева были изгнаны из рая Богом и в наказание после, Адам работал в поте лица своего, а Ева, в мучениях рожала детей:
:Сегодня, веруя в Бога - Отца, Иисуса Христа, Его Сына и в Святого Духа, мы не можем забыть или отрицать существование Земли в течение пяти миллиардов лет с историей её становления, её геологическими и космическими катаклизмами, с её динозаврами и внезапной их гибелью, с сравнительно недавним оледенением и стадами кроманьонцев, бродящих по лесостепям, покрывавшим тогда землю, со сменами полюсов и прочими фактами, предоставленными нам наукой...
Напротив! Главная задача современного богословия заключается в приведении науки о Боге в современный вид: Тогда это будет действительно теология, а не подбор аргументов, доказывающих, что Земля покоится на трёх китах или, что небо прибито гвоздями звёзд к небосводу, отдалённо напоминающему купол громадного цирка. Очевидно, что такой путь 'развития' богословия приведёт к абсурду и полному неверию:
К несоответствию современным 'кодам' знания, фактов, изложенных в Вечной книге, добавляются очевидные и элементарные ошибки в переводах:
Если книги Ветхого Завета написаны были на арамейском, на языке древних евреев, то сегодня на этом языке говорят, наверное, несколько десятков специалистов. Можно себе представить несоответствие нынешних, допустим, русских версий Ветхого Завета, тому, что было написано и было, кроме того, понятно древним евреям, как носителям этого языка. Конечно, хотелось бы верить, что всеми тысячами переводчиков, во время работы 'руководил' Бог, но: Вспомним тысячи неудачных переводов, отвергнутых церковью: Наконец, осознаем, что любой перевод, даже относительно древнего текста, каковым является Новый завет, содержит невольные искажения:
Вспомним русский, жестокий и упорный раскол, который охватил десятки миллионов верующих. А ведь он начался, как спор о 'словах' и 'жестах': как писать- Иисус или Иесус, и как креститься - двумя перстами или тремя, какие книги Святого Писания читать - старые или новые:
Раскол продолжался и продолжается уже несколько столетий, стоил стране тысячи и тысячи жизней замечательно верующих людей и породил, на мой взгляд своеобразно - русскую форму православия, иногда напоминающую, римскую, катакомбную церковь:Вспомним хотя бы протопопа Аваакума: Однако не будем здесь касаться сущностной оценки произошедшего в средние века, того процесса, который озарил кострами инквизиции и горящими 'срубами' города Западной Европы и северные, застылые просторы России... Речь у нас не о том: И всё-таки? Стоит подумать!..
Новый Завет отражает события, которые во многом можно назвать современными... Само рождение Иисуса Христа - это, помимо Божественного произволения, ещё и исторический факт, который вписан в человеческую историю и историю западной цивилизации:
В Дальней Азии, в Индии, был свой религиозный герой, который родился за шестьсот лет до Христа и это был Будда. На Ближнем Востоке, уже через шестьсот лет после рождения Христа, родился и жил Пророк Мухаммед, основавший свою религию - Ислам:
При этом надо отметить, что Будда был человеком, принцем Шакья - Муни, и под деревом атма - бодха, достиг, через медитацию - Озарения, и стал Великим учителем нравственности.. Буддизм - это религия человека, хотя и прославившегося, но без Бога: Есть мнение, что именно поэтому буддизм не смог устоять в конкурентной борьбе с другими религиями и со временем был вытеснен на окраины Индостана, где и сохранился до сих пор, соблазняя своим демократизмом, отсутствием строго структурированной иерархичности представителей западной интеллектуальной и творческой элиты:
Пророк Мухаммед, тоже был человеком, испытавшим озарение и его устами заговорил Аллах:Думаю, что Ислам, был реакцией простых людей на сложность и глубину христианской доктрины, развитую в кельях отшельников и первоначальных монастырях, утверждённую иерархами Церкви на вселенских соборах, часто мало понятную для неграмотных кочевников, населяющих Ближний Восток. Строгость канонов и жёсткость структуры Ислама, понравились этим суровым детям пустыни, и способствовали быстрому распространению и укреплению мусульманства: Но Ислам, был, как бы переработанной с добавлениями, версией христианства, как само христианство, было усвоением с добавлениями, иудаизма:
Христос, Сын Божий, пришёл на землю, чтобы спасти род человеческий от гибели, своей смертью искупил все человеческие грехи и умер в муках, воскрес и воспарил на небо в ожидании того дня, который называют днём Страшного Суда, когда гибнущее человечество предстанет перед Судьёй, Господом и когда каждый лично 'оправдается или осудится' пред лицом Его. Праведники проследуют в Рай и 'воссядут одесную Спасителя', а кто будет отвергнут, тот попадёт в Ад, место противоположное по свойствам, Раю:
Очевидно, что при буквальном пересказе событий происшедших не так давно, если мерить всё масштабами жизни на Земле, мы, современные люди, не можем с полным доверием к себе самим, верить в то, что противоречит нашим представлениям о сегодняшней жизни и о сегодняшнем мире:
Однако и сегодня, аллегоричность Библии, позволяет нам сочетать веру и науку, несмотря на кажущиеся их противоречия и показное противостояние:
Вспоминается жизненная история, известного религиозного писателя, Тейяра де Шардена. Он был католиком, иезуитом и вместе известным антропологом, который половину жизни провёл в Китае, где поучаствовал в 'открытии', древнего предка современного человека - синантропа: Уж он то прекрасно понимал, что рассказ о создании Адама, прачеловека из земной глины - это глубокая и тонкая аллегория:Конечно, мы все состоим из материи, в чём-то роднящей грязь и человека, но:
И при этом, учёный - антрополог и католик, оставался глубоко верующим человеком. Он был достаточно широк, чтобы не принимать аргументы атеистов, серьёзно: Сам факт эволюционного происхождения человека, ничего не может поменять в главном - в присутствии Бога на Небе и рождении Иисуса Христа, на Земле: Тейяр де Шарден говорил: 'Для меня Бог - это некая точка Альфа, в безбрежных просторах космоса:'
Мы, сегодня, стоим перед дилеммой: либо запретить себе и другим верующим говорить и даже думать о противоречиях встречающихся в Библии, либо попытаться как нибудь объяснить, разрешить эти противоречия, с помощью толкования, как делал это сам Иисус Христос, когда пояснял свои притчи, рассказанные им апостолам и народу:
В этом случае, мы в полном согласии с нашим разумом и совестью сможем не только сохранить Библию, как книгу Вечности, но и подняться в вере, вровень с нашим Спасителем, ибо Он и смерть принял, за утверждение подлинной веры в своего Отца Небесного и нам заповедовал верить в Бога, Создателя Вселенной:
Очевидно так же, что знания человека ограничены и потому уместно указать на то, что познание мира, как и познание Бога - это процесс, на пути которого случаются неразрешимые на первый взгляд сомнения, разочарования с очарованиями и даже временные кризисы, то есть остановки процесса и даже возвраты назад, к уже пройденному: С другой стороны, следует добавить, как говорил ещё китайский мудрец древности, Чжуан - цзы: ': многознающий человек не обязательно обладает истинным знанием, а искусный в споре не обязательно обладает настоящим умом:' Атеисты ведь всегда были уверены, что они выиграют спор с верующими. Но вглядитесь, какими аргументами они пользуются. Это та же религия, но подозрительного происхождения, слепок с сиюминутных заблуждений, называемых ими наукой:
:Однако, несмотря на взлёты и падения человеческой мысли, наш путь неизменно стремится 'вперёд и вверх'. Тут всё зависит от системы координат и от методологических установок: В качестве примера, приведу некоторые из них:
'Практика - критерий истины';
'Всё, что мы не можем оспорить - лишено реального смысла'.
'Познание не имеет границ и стремится к абсолютной истине, как к недостижимому идеалу':
И всё-таки, нельзя смешивать знание и веру. Вера, на мой взгляд, всегда дополняет знание и служит мостиком между крупицей знания и громадой непознанного, которое становится всё больше оттого, что знание охватывает всё более широкие области жизни. Чем больше мы узнаём, тем большие пространства непознанного, открываются перед нами. Это напоминает путника, который поднимается на крутую гору - чем выше он поднимается, тем большие пространства открываются перед ним!..
И ещё один образ. Познание напоминает проникновение чего-то острого, в бесконечную гору конусообразно сложенных 'блинов'. Каждый блин в этой 'горе', соответствует определённому уровню знаний. Инструмент познания, всё глубже и глубже проникает сквозь уровни знаний, всё с меньшей скоростью, потому что усилия движущего этот 'инструмент', расходуется ещё на распространение вширь:
Но есть люди, которые способны в процессе знания приникать значительно глубже, чем все остальные. Таких людей издавна называли пророками или мудрецами: Непонятен механизм их великих знаний, но есть предположение, что они владеют от рождения способностями, которыми обладает высшее существо - Бог. Осенённые особой благодатью, которая на человеческом языке называется интуицией, они способны провидеть сквозь время и материю. Такие индивидуумы, приближаются в своей, всё ещё тварной природе, к природе Бога и во все времена являлись посланцами Бога на Земле:
Пророки, в момент особого состояния, когда их посещает Бог, а по человечески - в моменты особого всплеска внутренней энергии - вдохновения, мысленно проникают в будущее или даже в прошлое и предсказывают или по-русски - пророчат то, что произойдёт, или определяют то, что уже произошло, описывая картины удивительной смелости и яркости:
Таковы пророчества библейских мудрецов, греко-римских сивилл, предсказателей или древнерусских волхвов: В каждом народе есть и были люди одарённые или осенённые благодатью: Так вот они, благодаря интуиции или благодати, способны бывают через метафоры или художественные аллегории, проникать вглубь процесса жизни и видеть 'внутренними очами' то, что для других, пользующихся привычными языковыми структурами и формулами, недоступно:
Такими способностями наделены конечно не только верующие в Христа: Началось всё это на заре современной цивилизации и ярко воплотилось в Будде, который построил своё учение, на отрицании ценности жизни и оформил его, как путь освобождения от пут перерождения, иначе говоря - от жизненных страданий: Интуиция не только привела его к озарению, но и позволила облечь свои открытия в стройную систему-теорию:
Иисус Христос проповедовал тоже, что: 'Царствие моё не от мира сего:', но заметно укоротил 'Путь' освобождения, говоря, 'Тот кто верует в Меня, и тем самым в Отца Моего, и в Духа Святого и живёт по христианским Законам, тот уже достоин быть в Царствии Небесном:' Он, Иисус, освободил людей от кровавой жертвы и представил эту жертву символически в Евхаристии, но заповедовал своим примером самоотвержения жертвовать собой на благо людей и сам же пролил кровь на Кресте в искупление грехов человеческих во все времена:
Но возвратимся к озаглавленной теме: Христианство, зародившись в далёкой Римской провинции - Иудее, постепенно, через шельмование и казни, немыслимые жертвы и страдания первохристиан, захватило весь западный мир и, несмотря на разделение, произошедшее по причинам, тоже во многом имеющим лингвистический характер, а может быть благодаря этому, стало сегодня самой многочисленной религией мира:
В средние века интенсивность католической веры, её непогрешимость, некритичность, достигла такого наполнения, что пролилась кровь еретиков и казалось, что христианство завоевало души и мысли всех живущих в Европе и ещё многих и многих, живущих на 'окраинах' мира. Однако, грянула Реформация, эта религиозная революция, реакция на непогрешимость пап (многие из которых были подвержены вполне человеческим порокам). Появились протестанты, которые может быть впервые в истории христианства, поставили вопрос о соответствии доктрины, современным фактам и уровню знаний, ибо католицизм того периода, пытаясь сохранить буквализм 'антиохийского' образца, становился постепенно тормозом не только знанию, но и подлинной вере, вводя полуязыческие ритуальные 'тесты' на лояльность церкви, которая сама, используя противохристианские товарно-денежные отношения, заставляла 'выкупать' грехи за деньги и называла это индульгенцией:
Результатом этого кризиса, явился раскол католицизма:
В русском православии, которое к тому времени стало уже преемницей православия византийского, так же произошёл раскол, который, на мой взгляд, тоже был следствием давнего спора внутри церкви между стяжателями и нестяжателями:
'Стяжатели' во главе с иерархом Московским Иосифом Полоцким, победили 'нестяжателей' во главе с Нилом Сорским, представителем аскетов, селившихся в Заволжских скитах, при помощи жестокого царя Ивана Грозного: Форму радикального разделения, расхождения, эти разногласия обрели уже при патриархе Никоне, который был, в определённом смысле, тоже сторонником буквализма в толковании Библии, в прохождении церковных служб и исполнении ритуалов:
Поднимаясь выше по шкале истории, уже в Новые времена, возникло раскольническое движение, чрезвычайно радикального толка, под названием 'Социализм', которое в своём радикализме отрицало не только официальную церковь, но и христианство, на почве которого и вырос 'научный социализм', имевший во главе своих 'отцов - теоретиков' Сен-Симона, Карла Маркса, Фридриха Энгельса: То, что социализм похож на христианство, показывает и наличие десяти 'заповедей' строителя коммунизма, и попытка всех сделать равными перед: экономическими 'законами': В определённом смысле и этот раскол произошёл так же на почве толкования современных фактов, но тут уже в качестве соперника религиозному ортодокализму появилась наука, нечто, владеющее как иным словарём, так и иными методологиями. Конечно же это была религия, но уже в новых, маскировочных одеяниях: Чтобы привлечь к себе внимание новых адептов и понадобился радикализм отрицания общих корней этой 'новой' религии с христианством, с его предшественниками и последователями:
Борьба между 'новой' и 'старой' верой приняли ожесточённый характер и вылились в революции. А точнее, Великая Французская революция породила социализм, а Русская Великая революция, утвердила его в отдельно взятой стране - России, которая стала совсем на христианский манер называться Союзом Советских Социалистических Республик или СССР... Я считаю, что большевизм - это крайне левая форма христианства, в своём радикализме отрицающая 'Почву', которая её породила: На мой взгляд и революции и их последствия, были длящейся религиозной Реформацией, были следствием противоречий - костенеющей официальной церкви и, движущегося по дороге развития, человечества: Сущность христианства, при этом не исчезла и более того, закрепилась документально и исторически, благодаря трудам отцов церкви, святых старцев и современных теологов:Иначе говоря - научным изысканиям:
Наука, начав, как яростный и бескомпромиссный противник веры, со временем осознала, что её бунт против религии носит формальный характер, и имеет, прежде всего, лингвистические, гносеологические корни и в последние десятилетия во многом сблизилась с библейскими доктринами возникновения и развития Космоса и Земли. Сегодня многие учёные, занимающиеся космологией, люди верующие в Бога - Создателя, и отличающиеся от обычных верующих старушек только особым наукообразным языком и самонадеянностью, которая, надеюсь, им простится на Страшном Суде, как грех незначительный, намного меньший, чем религиозный фанатизм (гордыня):
Мало того - Христианство сегодня, 'выправленное' Реформацией в лице протестантизма, получило совсем несвойственные ей раньше функции экономического регулятора. На Западе, благополучие и преуспеяние (очевидно, что относительное, учитывая натуру человека) сегодня, на мой взгляд, обусловлено христианизацией общества, которое стала своеобразным экономическим регулятором. Даже бизнесмены - атеисты на Западе, пронизаны принципами христианской культуры, которая очевидно имеет христианские корни. Тут логика простая. Для атеистов культура и права человека - это новый Бог. Но, так как западная культура - христианская, то проблема 'прав человека' - это следствие личностного характера христианства, заметно отличающегося от мусульманства, которое всё-таки носит антиинтеллигентский, коллективистский характер. Атеисты, в западном смысле, выросли из тех же корней и потому протест против религии на Западе даже в лице атеистов - фундаменталистов, носит декларативный характер, является своеобразным 'улучшением' христианства. Точно так же сегодня и обратная реакция верующих христиан не носит уничтожительного содержания, по отношению к агностикам и атеистам - 'Вам жить, вам отвечать за вашу жизнь на Страшном Суде:'
Тем не менее - сегодня христианство переживает кризис и упадок:
Количественно, может быть, это и не так заметно, но качественно очевидно, что христианство меняется не в лучшую сторону. Исторические критерии, символ реальной веры, сегодня значительно отличается даже от того, что было сто лет назад, а уж тем более от средневекового христианства: Моменты относительности пришли на место строгой определённости. Во многом заветы Иисуса Христа забыты или трансформированы, приспособлены обывательским сознанием к своим нуждам: Наросло множество поправок и уточнений даже к таким ясным и однозначным понятиям, как не убий и не укради. Я уже не буду упоминать о прелюбодеянии или об упоминании Бога всуе. Войны и экономическая экспансия богатых стран, называющих себя христианскими, тому ужасный пример, а сближение нравов на Западе с нравами некогда царившими в Содоме и Гоморре для многих реальный факт: Христианство, повсеместно превращается в фарисейство, против которого так трагически яростно предостерегал Иисус Христос и против которого кроткий Господь так гневался, когда изгонял из Храма торговцев и менял: Выражаясь аллегорическим языком, сегодня, Сатана заманивает 'хлебом единым' ослабевших от изнеженной жизни людей в дебри эгоизма и сладострастия и делает бессильными проповеди и призывы Христа, стать праведниками - аскетами и взойти на небо после трудностей сознательной самоотверженной жизни:
В момент этого кризиса христианства, неизмеримо возросла роль праведников, благодаря которым 'будет мир спасён', несмотря на миллионы грешников вокруг. Сознавая ослабление христианства, очень важно сегодня, провести в христианстве новую Реформацию, чем привлечь отпавших от Бога и тех 'страждущих', кто вновь и вновь приходит в мир в поисках цели и смысла существования: Христианская доктрина не утратила своей глубины, но лишённая адекватных средств выражения, современного языка и аллегорий, во многом утратила своё очарование: для одних язык современных литургий малопонятен из-за его архаической пышности и символики, для других напротив недостаточно трагичен и не связан с обыденностью, чтобы привлечь рассеянное внимание обывателя:
Так же, большая проблема сегодня, особенно в православном мире - отсутствие святых старцев или пастырей-священников, которые могли бы быть подлинными лидерами, вожаками для масс верующих и неофитов, которые бы проповедуя, объясняли проблемы современного мира, проблемы истории христианства, на доступном, умном и взволнованном, понятном для большинства современников языке:
Они есть, конечно. Но, к сожалению, теряются среди массы безликих 'религиозных чиновников' в рясах, которых сегодня, согласитесь, достаточно. Да и жизнь это чиновное священство ведёт далёкую от святости: селятся в хоромах, ездят на мерседесах и имеют множество служек в качестве денщиков. И это не страшно, когда мы видим, что иерархи этим тяготятся, но терпят: Однако, многие, видят в этом чуть ли не смысл своего служения Богу и все накопленные богатства воспринимают как атрибуты карьерного роста... Такие служители, страстные сторонники застоя, ненавидят перемены и горой стоят за привычное, за сотнями лет устоявшийся церковный быт, отрицая необходимость любых перемен, даже самых насущных:
За последние сто лет жизнь, чудесным образом переменилась. Человек слетал в космос, высадился на Луне, изобрел 'волшебные' средства массовых коммуникаций и вместе с тем пережил две страшные мировые войны, предстоит на грани развязывания третьей, теперь уже всеуничтожительной, так как обладает средствами массового убийства, сокрушительной силы: А чиновная масса в рясах, делает вид, что всё осталось по старому, трудится, зарабатывая себе на хлеб насущный, словно не замечая происходящих перемен, а им помогают пребывать в летаргическом сне, так называемые теологи, работающие над проблемами - какого размера был ноев Ковчег или какой породы было дерево познания Добра и Зла:
Но есть другие, подлинные пастыри:
Хочу сказать насколько грустных слов в память о Владыке Антонии Сурожском, который повлиял на меня так, как, наверное апостолы влияли на братию новообращённых в своё время. Его жизнь, его судьба, удивительны, трагичны и счастливы, одновременно:
Родился он почти в начале века, пережил две мировые войны и русскую революцию, скитался по Европе. После немыслимых странствий осел с родителями во Франции и в четырнадцать лет уверовал бескомпромиссно и глубоко, ощутив во время чтения Евангелия Иисуса Христа рядом с собой и после посвятил себя служению церкви христовой, на всю жизнь сохранив веру чистую и светлую. Он был студентом естественного факультета в университете, стал врачом. Был врачом на фронте, во время войны участвовал как доктор во французском Сопротивлении и, став священником ещё до войны, с пятидесятых годов двадцатого века был иерархом в Сурожской Епархии, то есть в Англии.
Владыка Антоний оставил после себя несколько томов, замечательных проповедей и, читая их, я нашёл для себя много ответов, касающихся христианства, православия, и жизни вообще: Самое удивительное в его проповедях - это язык, это современное понимание того, что происходило две тысячи с лишним лет назад со Христом и его подвижниками - апостолами, умение объяснить и отвечать на самые трудные вопросы, встающие по прочтении Ветхого и Нового Завета: У меня, да и не только у меня возникало полное впечатление, что Владыка настолько хорошо знал историю христианства, настолько глубоко и проникновенно погружался в суть Писания, что казался мне современником тому, что давно минуло: Будучи биологом, врачом, иначе говоря естественником, он, в отличии от многих коллег - агностиков, верил сам и умел на современном нам языке не только объяснить свою веру, но и передать нам, маловерам, частицу своей глубины понимания происходящего: Владыка был из тех, кто, веруя, любил Святую Троицу, Иисуса Христа больше чем своих родных. Мне кажется, что именно этой возвышенной любовью Владыка мог заражать своих слушателей и так благотворно влиять на всех, кому он говорил свои проповеди: студентам - семинаристам, своим прихожанам и маститым иереям. Прекрасное знание современных достижений науки и философии, только помогали ему разговаривать с верующими и делали его проповеди, его понимание глубины и неисчерпаемости веры, чрезвычайно убедительными. Своими проповедями, своей жизнью Владыка Антоний доказывал вечное существование Бога и проявлял светлый оптимизм, рассказывая о жизни Иисуса Христа, спасающего человечество от животных инстинктов и сатанинского эгоизма:
Для России сегодня, подлинное христианское слово дороже конституции: Мы, наконец, должны противопоставить воинственному атеизму, псевдовере фарисеев, не менее убедительное христианское слово, доступное, понятное и соответствующее запросам современности, отражающее всю глубину противоречий и побед современного христианства:
Владыка Антоний Сурожский, отец Александр Мень и многие другие православные богословы делали и делают великую работу по разъяснению, углублению и распространению христианской веры и их трудами прирастает и возвеличивается как православие, так и христианство в целом:
В Заключении я хочу процитировать Владыку Антония, часть его проповеди из сборника 'Человек перед Богом':
':Дальше - богатая притча о блудном сыне, об отвержении им отца, о самостоятельной жизни, оторванной от Бога, от правды, от всего святого и о голоде, который его охватил, когда с ним случилось то, что он совершил над отцом. Отцу он сказал: Старик, ты зажился! Я не могу дождаться времени, когда ты умрёшь, чтобы пользоваться тем добром, которое ты собрал своим трудом и которое я унаследую! Сговоримся: ты для меня больше не существуешь! Умри - и дай мне плод твоих трудов: И он взял, ушёл, расточил всё с такими же, как сам, людьми, которые при нём были пока было что у него взять; а когда не стало ничего они ему сказали: Ты не существуешь больше! Ты умер, тебя нет: - и ушли. И осталось только одиночество, голод, брошенность; и тогда он вспомнил, что у него есть отец. Разве мы не похожи на этого юношу? Разве мы не поступаем так же? Разве мы не говорим Богу постоянно: 'Дай! Дай! Я требую от тебя!': и тогда Бог отзывается: 'Я тебе дал, Я тебе дал ценой Своей жизни и смерти на Кресте, и сошествии во ад': - А мы отвечаем: 'Хорошо! Значит, теперь я могу всё взять': Мы не говорим так нагло, нет! Но мы живём так нагло, мы поступаем так нагло, мы сладкими словами показываем ту же самую едкую, горькую неправду. Блудный сын покаялся, встал и пошёл обратно к отцу; он знал, что недостоин больше сыном называться - может быть, отец его возьмет наёмником, рабом на поле: Мы так не идём, когда каемся; мы идём в уверенности, что будем прощены, что мы и теперь сыновья и дочери, что нам надо только выразить своё сожаление - и Бог простит: Неправда! Даром прощения никто не получит; Бог простит - да, но что толку, какая разница, если наша жизнь от этого ни в чём не переменилась?
Помните, что Серафим Саровский сказал одному из своих учеников или посетителей:
- Если ты будешь молиться Богу, Он тебя простит; но помни, какой ценой Он получил право тебя прощать! Каждый раз, когда ты грешишь и просишь прощения, это как бы Его новое распятие тебя ради, ради тебя одного:
Вот каково наше положение: что отец простил - это другое дело; речь идёт о нас, не о благости, святости, жертвенности отца, а о нас самих':
2005-12-02. Лондон.